Принятие прибежища в гуру

English

Досточтимая Тубтен Чодрон
5 сентября 2009

Часть цикла кратких лекций по предварительной практике (нгондро) принятия прибежища

  • Практики нгондро создают заслугу и очищают неблагие поступки
  • Восприятие учителя как окончательного гуру или Будды
  • Принятие прибежища в учителе – это принятие прибежища в учениях, которые он(а) передает

Вчера мы завершили разбор темы прибежища. Я не стала глубоко описывать Будду, Дхарму и Сангху, потому что сочла, что многие из их описаний содержат различные списки качеств и тому подобного, а разбирать их бы не хотелось; тем не менее, их изучение приносит довольно сильное вдохновение. Я же хотела бы разобрать практику прибежища из нгондро.

Существуют различные практики нгондро; одна из них – принятие прибежища. Это замечательная практика, поскольку нгондро, предварительные практики (предварительные для тантрического ретрита) – это практики для создания заслуги и очищения от неблагих поступков. Прибежище – одна из этих практик. У четырех тибетских традиций есть разные способы выполнения этой практики; тот конкретный способ, которому следуем мы – это прибежище как отдельная практика, не объединенная с простираниями или чем-либо еще, выполняемая отдельно. Мы повторяем: “Принимаю прибежище в гуру, принимаю прибежище в Будде, принимаю прибежище в Дхарме, принимаю прибежище в Сангхе” 100 000 раз, плюс добавляем 10 процентов, и 10 процентов от 10 процентов, и так далее (111,111). Смысл не в подсчете; смысл в том, чтобы действительно ощутить принятие прибежища в гуру, Будде, Дхарме и Сангхе.

Это довольно милая практика. Завтра я смогу начать описывать выполняемую визуализацию, а также то, как визуализацию использовать. Вы думаете о неблагих поступках, совершенных по отношению к гуру, Будде, Дхарме и Сангхе, и очищаете именно эти поступки. Кроме того, вы думаете о конкретных качествах гуру, Будды, Дхармы и Сангхи – представляете, что эти качества в вас проникают.

У некоторых людей есть определенные вопросы о том, почему при выполнении нгондро прибежища мы рассматриваем гуру. “Все говорят о Трех Драгоценностях, а здесь, в тибетской традиции, есть гуру – что за дела?”. Когда вы говорите о гуру как прибежище, речь идет не о личности вашего духовного учителя. Действительно важно понимать, что гуру как объект прибежища – это то, что называется “окончательным гуру”, то есть, по сути, буддой. Все сводится ко всеведущему уму всех будд, который проявился во всех этих различных формах. Именно это подразумевается под окончательным гуру, и именно в этом гуру мы принимаем прибежище.

Речь не о личности учителя; в тантрической практике – я говорю не о сутрической, а о тантрической практике – мы скорее рассматриваем учителя  как в буквальном смысле будду, а в практике [колесницы] парамит – как проявление Будды; при этом не подразумевается развитие привязанности к личности учителя и учителю как человеку. Учитель в очень значительной степени рассматривается как проявление, призванное нас направлять. Причиной тому то, что такое восприятие помогает нашему уму более серьезно воспринимать советы.

Недостаток того, чтобы очень привязаться к учителю как личности и думать, что он(а) – наше прибежище, состоит в том, что человек непостоянен и однажды оставит это тело. Если мы очень привязаны в таком ключе, в этот момент наше прибежище будет утрачено, и мы не будем знать, куда повернуться. Именно потому очень важно понимать, что гуру, в котором мы принимаем это прибежище, есть ничто иное как воплощение будды, Дхармы и Сангхи, которое не исчезнет, когда физического тела нашего учителя больше не будет. Я говорю это потому, что видела множество людей, которые после смерти своего учителя говорили: “Что же мне теперь делать?”. Если вы действительно глубоко над этим поразмыслили, то главное здесь не учитель как личность, а Дхарма, которую вы усвоили, а качества учителя выступают как пример того, чем вы хотите стать. Когда вашего учителя нет физически, преподанная им/ей вам Дхарма, безусловно, сохраняется. Дхарма в умах учителей предназначена для того, чтобы вы изучали её, получали к ней доступ, практиковали её и реализовывали её в собственном уме. Именно так мы принимаем прибежище в гуру – это довольно важно. Гуру – не четвертый объект прибежища; он(а) рассматривается как воплощение Будды, Дхармы и Сангхи.

Хорошо, если у кого-нибудь найдется изображение; я задумалась о визуализации прибежища, которая выглядит следующим образом: один большой трон, а на нем – пять тронов поменьше. Но когда его изображают в живописной форме, оно выглядит как поле заслуг – и в то же время иначе, потому что центральной фигурой является Будда Шакьямуни, а не лама Цонкапа; кроме того, оно отличается, поскольку на нем один большой трон с пятью тронами, а не дерево, произрастающее из молочного океана и увенчанное большим лотосом.


Источник: Taking refuge in the guru | Bhikshuni Thubten Chodron